Архитектура против мизантропии

Ксения Малич

научный сотрудник проекта «Эрмитаж 20/21»
25.04.2017
384

Идеолог архитектурной программы Эрмитажа рассказывает, как пряничные домики воспитывают скандинавский характер

Первым впечатлением моего детства, связанным со Скандинавией, был сборник норвежских сказок «На восток от солнца, на запад от луны». Уже тогда, в пять лет, меня поразил один эпизод. Главный герой Маас уходит в лес с двумя товарищами на заготовку дров. Однажды ночью его выманивает «лесная красавица», из плена которой Маас возвращается лишь через три дня. А дальше – самое интересное: «Встал дядя Маас и поскорее взялся за топор. Товарищам ничего не рассказывает. Да и они его не спрашивают. Думают – верно, кончились у него припасы, он и ходил домой в Кнэ за хлебом да за сыром, вот и всё». То есть коллега, с которым ты живёшь в одном шалаше в далёком лесу, исчезает на три дня, а ты даже не пытаешься спросить, в чём дело. Подобная степень невмешательства в чужую жизнь граничит с мизантропией. И долгое время я потом верила в миф о скандинавской замкнутости, ведь местному менталитету действительно приписывают чрезвычайно высокий уровень интроверсии.

В этом на самом деле и заключается очарование путешествий по Скандинавии. Кажется, ощущение комфорта в Швеции или Финляндии возникает именно благодаря умению местных жителей соблюдать границы. Но, когда берёшь в путешествие ребёнка, приоритеты меняются, и вдруг оказывается, что именно скандинавы умеют создать самые удобные и продуманные общественные пространства, интегрирующие детей и родителей, стимулирующие общение между незнакомыми людьми. Современная скандинавская архитектура реализует очень эффективные схемы подобной интеграции, что в первую очередь заметно на примере зданий школ и детских садов.

Типология школьных зданий в Финляндии и Швеции снова стала новым полем для эксперимента, поскольку в последние годы здесь были значительно скорректированы образовательные программы и принципы обучения. Всё больше дисциплин выносится за пределы классовых комнат в общественные зоны, где ученики разного возраста могут заниматься вместе. Классную доску заменил ноутбук и экран. Ряды парт уступили пуфикам и ковру, так как строгая система рассадки становится неудобной – обучение выстраивается на командно-проектной работе, дети часто работают в группах, и общение между учениками во время урока только поощряется. Но главная роль в учебном процессе отводится времени между занятиями, поэтому общий школьный холл превращается в грандиозную общественную зону – с игровыми, столовой, театральным пространством, библиотекой. Все зоны открыты, по необходимости легко функционально трансформируются. Традиционные протяжённые коридоры и классные комнаты наоборот исчезают.

Всё пространство пронизано светом, несмотря на то, что проблема дневного освещения, как нигде, актуальна в северном регионе. Нормы инсоляции обеспечены разнообразными архитектурными приёмами: световые фонари, широкие полосы остекления тех фасадов, которые смотрят на внутренний школьный двор, нерегулярная асимметричная разбивка окон, позволяющая добавить линии верхнего света в помещениях лабораторий и мастерских. Просторный двор с палисадником и спортивными площадками завершает эту идиллическую картину. Причём забор вокруг школьной территории не строится по принципиальным соображениям – чтобы дети не чувствовали себя «запертыми» в школе.

По вечерам такие новые образовательные учреждения превращаются в досуговые и спортивные кластеры для всех жителей микрорайона, став альтернативой торговым центрам (например, два новых центра в Эспоо: школа Сауналахти архитектурной студии VERSTAS Architects и детский сад бюро AFKS). И если в шоппинг-моле отчуждение горожан является нормой, то школьный комплекс как раз наоборот – провоцирует общение. Как правило, эти здания со-масштабны человеку, не страдают гигантоманией, идеально вписаны в существующий природный контекст. В интерьерах преобладают натуральное дерево, кирпич – материалы, также «работающие» на создание максимально комфортной обстановки и в то же время отвечающие высоким скандинавским стандартам экологической ответственности.

Залогом успеха новой общественной архитектуры стали сдержанность, практичность и скромность, которые свойственны северному зодчеству и часто ассоциируются со «скандинавским характером». Показательно, что детские архитектурные мастерские в Скандинавии необычайно популярны. Здесь учат работать с формой, наблюдать за природным ландшафтом, продумывать самые неожиданные детали окружающего пространства. Даже рождественские пряничные домики на занятиях в Музее архитектуры Стокгольма сложены в виде современных жилых микрорайонов – с террасами на крышах, патио и зелёными скверами из марципана и глазури. Трогательный и очень перспективный опыт, в котором архитектура выступает в роли универсальной прививки вкуса и социальных навыков.

Надежда Степанова

семейный и детский психолог

Есть куча психологических теорий и есть дети, которые не всегда в эти теории укладываются. То, что хорошо одному ребёнку, может принести вред другому.

14 104
Основные темы статьи:

комментарии