Когда дочь становится мамой

Надежда Степанова

семейный и детский психолог
10.04.2017
1261

На факультете психологии интересно рассказывали, что у каждого из нас есть своя роль в семье. Это было понятно. Я дочь, сестра, внучка, племянница... Удивительно для меня было то, что роли могут быть совсем неочевидными. Можно быть дочерью и одновременно играть роль сына или жены, или мамы для кого-то (хотя тебе всего 6 лет). Когда я начала работать, я в этом убедилась. Семья может предлагать стать не тем, кем ты являешься, и давать за это дивиденды. Если это вознаграждение человеку нужно, то он соглашается на новую роль, а если нет, то сопротивляется. Как это происходит? Да совершенно неосознанно – ни одной, ни другой стороной. Но когда эти дивиденды становятся ненужными или обременительными, люди начинают замечать… Что замечать? Тяжесть, хроническую усталость, раздражительность, подозревать о психологических причинах затяжных болезней. Но не так просто, оказывается, осознать, что именно гнетёт. Порой без помощи психолога не обойтись. 


Расскажу одну историю из своей практики с согласия клиентов, имена изменены. Да и была эта история давно, семья теперь совсем другая. История большая, можно книгу написать, как роман или пособие для студентов. Я расскажу эпизод. 
Жили-были муж, жена, двое детей: старший сын и младшая дочка. Со стороны казалось, что семья очень счастливая, дружная. А на самом деле, как у многих, «скелеты» стучали в дверцу шкафа. Отец семейства был человек деятельный. Будучи еще молодым он стал инвалидом, страшно переживал из-за этого, хотя и продолжал работать и обеспечивать семью. Себя считал идеальным, а в остальных замечал массу недостатков и прерывал контакт, если кто-то переставал ему нравиться – такая категоричность. Ему не нравились личностные черты сына, он считал его лживым, эгоистичным, ни на что не пригодным. Дочь, в его понимании, была не очень умной, но компанейской. Кроме того, она поддерживала все идеи отца, поэтому он многим с ней делился. Жена заботилась обо всех, но только не о себе. 


Как вы знаете, ребёнку важно быть принятым родителем, дети бьются за это самыми разными способами. В случае этой семьи дочь неосознанно пыталась получить больше любви матери своим повиновением, внимание отца – за счёт вытеснения брата. Строила с отцом дом, ходила на рыбалку, клала печь и так далее. Сын тоже стал получать внимание, но деструктивным способом – плохо учиться, хамить отцу, открыто или исподтишка противостоять ему. Отец покупал много дорогих вещей сыну, рассказывал всем о покупках. Сын не отвечал ему благодарностью, ведь ему нужен был отец, а не вещи. В результате он стал меньше бывать дома, затем запил, а потом и вовсе ушёл из дома, так как его больше там не принимали. Его место заняла младшая сестра. Так у девочки появилась дополнительная роль – роль сына для своих родителей. Затем к этой роли прибавилась следующая – роль матери и отца для своего старшего брата, ведь именно ей поручали его контролировать. Но это еще не всё. Затем на неё возложили роль жены для своего отца, ведь она с ним больше других общалась и имела влияние. Мама периодически говорила дочери: «Маша, иди, поговори с отцом, чтобы он…» Таким образом, девочка получила «контрольный пакет акций» этой семьи. Она стала «сыном» отцу, «женой» для отца, «мамой» для брата, буфером между братом и родителями, буфером между мамой и папой. Все получили свои дивиденды. Дочь стала хорошей, более того – единственной и незаменимой. Отец семейства получил хороший имидж в глазах общественности, сына в лице своей дочери, возможность держать дистанцию с женой. Мама – снижение ответственности за судьбу сына, дистанцию с мужем. Сын смог отделиться от семьи, при этом сохранять психологическое состояние ребёнка, чтобы о нём заботились (иначе семья близости ему не давала), сестра стала его мамой, а с ней проще было договориться... 
На самом деле дивидендов было больше, но что же дальше? А дальше пришло время, когда девочка стала девушкой, которой хотелось влюбляться, рожать детей и иметь свою семью. Роли, которые она играла, стали мешать ей, тормозить её развитие. Маша вышла замуж, родила ребёнка, но по-прежнему вытаскивала из запоев брата, бесконечно разговаривала с отцом, спрашивала у мамы, что и как делать... Закончилось всё тем, что она своего мужа «перетащила» в родительскую семью. Что это означало? Что Машин муж взял на себя роль сына для её родителей, сняв с неё часть ответственности. Последствия не заставили себя долго ждать – со временем стали угасать сексуальные отношения между молодыми супругами, ведь братья с сёстрами не вступают в сексуальные отношения. Маша осталась в роли хорошей дочери, а роль мамы для малыша взяла на себя бабушка. Так продолжалось долго, пока молодая пара не оказалась на грани развода. К этому времени все так запутались, кто кому кем является и сколько надо ролей выполнять, причём не только своих, но и навязанных, что потребовалось немало времени, чтобы во всём этом вместе с ними разобраться. Какой запрос был у семьи, когда они пришли? Да как у всех: «Исправьте его, объясните ей, они не понимают...» Но семье хватило выдержки, терпения и желания измениться. Несмотря ни на что, члены семьи нашли силы, чтобы попытаться возобновить отношения с сыном. Он перестал пить, держится уже 6 лет, построил дом и женился. 

Мы смотрим на пьющего человека и клеймим его, не разбираясь, что произошло. Мы смотрим на того, кто в семье всё тащит, и жалеем его, а надо ли? Видим правильно поступающего человека, но не знаем, что его «правильность» может давать столько напряжения в семье, что хочется бежать. Всё не так однозначно, как выглядит на первый взгляд.

комментарии

Надежда Степанова

семейный и детский психолог

Есть куча психологических теорий и есть дети, которые не всегда в эти теории укладываются. То, что хорошо одному ребёнку, может принести вред другому.

14 104