Как помочь ребёнку выжить в саду 

Надежда Степанова

семейный и детский психолог
18.05.2017
710

Только когда я услышала от сына имя мальчика в сотый раз, у меня загорелась красная лампочка. Что-то происходит в жизни сына, а я не замечаю. Я отвела его в сад, когда он был готов, почти в 4 года. Он с радостью бежал в садик, мы не знали слёз по утрам. Он отходил два года и почти никогда не болел, а в этом году всё время что-то происходило, нам часто приходилось оставаться дома. Я сваливала это на то, что зубов много сразу лезет, что лето было очень тяжёлым эмоционально и физически... Пока не услышала, что говорит ребёнок. 

В группу в начале года пришли два мальчика, которых оставили на второй год в подготовительной группе. Один из них стал «вожаком» в группе мальчишек. «Ну и что?» – скажете вы. Ничего, если бы не одно «но»! Назовём этого мальчика Гриша. Гриша собрал вокруг себя пятерых мальчишек и приказывал им бить детей, ломать поделки у других мальчишек. И эти пять пацанов выполняли приказания. Когда сын начал часто рассказывать нам о стычках с мальчишками, мы с мужем, конечно, удивились, но приняли это, как обычные мальчиковские «петушиные бои», и не придали этому значения. Мы знали, что сын не робкого десятка и подраться может, если начали его задирать, да и сам первый начать может. Я видела, как на площадке у него мальчишки лет 8-9 отобрали мыльные пузыри, и он не испугался, а полез драться, чтобы забрать своё. Не раз наблюдала, как мальчики и в группе и на улице мерились силушкой богатырской, один на один, а потом шли играть в мирные игры. Это часть их жизни, и я никогда туда не встреваю, потому что в этом нет агрессии, не требуется вмешательство взрослого. 

Итак, теперь я обратила на слова сына внимание. Вот тогда я и узнала, какие стратегии испробовал сын, чтобы выйти из этой ситуации: пытался подружиться, давал сдачу, играл с другими мальчишками и девчонками, обращался к воспитателям. По всей видимости, когда ничто не сработало, он стал болеть. Я растерялась, что делать. 

Когда я в очередной раз забирала его из сада вечером, он вышел ко мне весь грязный. Вся его одежда была в грязи, сверху донизу: и куртка, и штаны, и ботинки, и даже часть шапки. Я потеряла дар речи. Нет, он не аккуратист, он всегда гуляет от души! Но это?! Сын рассказал: «Я играл на прогулке, мы строили ручьи, но тут подошли мальчишки во главе с Гришей, и он им приказал всё ломать и меня побить, потому что я не давал ломать. Мама, мне стыдно, я испугался и стал от них бегать, а они меня повалили в грязь и начали бить, но я тоже давал сдачу». Я не могу передать, что у меня было в душе. Мне было больно, больно за сына, за то, что он оказался в этой ситуации один, винила себя, что недооценила ситуацию. Сказать, что моё сердце разрывалось, значит, ничего не сказать. Тут же в висках стучало: он искал выход, он не сдавался, не сломался, не стал тем, кто выполняет приказы. 
В этот вечер мы говорили с сыном, он рассказывал, иногда плакал, но не ныл! Он спрашивал, почему так и что делать? Муж разговаривал с ним, как с пацаном, предлагал мужские выходы из ситуации. Я молчала, потому что со многим была не согласна, а то, что могла ему предложить я, он уже использовал, и результата эти стратегии не дали. Муж сказал, что Гриша и его товарищи поступают как «слабаки», они сбиваются в стаю и боятся выходить один на один. Раз они трусы, то ты сильный, ты можешь дать отпор каждому поодиночке. Показывал приёмы, с помощью которых он может отразить атаку, при этом не нанося урон противнику. В конце концов, слушая этот разговор, я сказала: «Если ты попросил нападавших не трогать то, что ты делаешь, предупредил, что будешь защищаться, а тебя не послушали, то защищайся и дерись». Сын сказал: «В группе правило – драться нельзя, меня будут ругать». Я ответила: «Мы будем тебя защищать». 
На следующее утро я спросила воспитателя, как так получилось, что ребёнка били пять человек, а вы не отреагировали на это? Внятного ответа я не получила, но узнала, что товарищи Гриши боятся его, и поэтому выполняют приказания. Мне хотелось кричать, хотелось тряхануть воспитателя за плечи: «Вы понимаете, что происходит? Парень может на всю оставшуюся жизнь сломаться! Пятеро на одного – это нечестно! Где были ваши глаза во время всего происходящего? И мой сын не один, который попал под „обстрел“, просто он более независим, и это заводит ещё больше». 
Ситуация продолжала развиваться. Вчера сын уже с криками полетел к воспитателю: «Почему вы наказываете меня, а их нет? Почему вы не видели, как они ломают нашу игру, а видели только то, что я им даю отпор?» Я была свидетелем происходящего и, когда сын пошел одеваться, спросила: «А действительно, почему? Я стою и наблюдаю за ситуацией, вижу всё своими глазами, что вы отреагировали только на моего сына, когда он начал защищать игру и делать выпады в сторону обидчиков». Ответ меня поразил: «Я была занята и не видела начала, поэтому начала ругать вашего сына». Да, воспитателю не уследить за всеми, не разобрать, кто прав, а кто виноват, но если история повторяется из раза в раз, почему это остаётся без внимания? Я читала и слушала выступления психологов, работающих с этой темой, одна из логических линий – это происходит потому, что педагог (сад или школа) попустительствует, он может это прекратить и быстро, но если этого не происходит, то нужно задавать уже вопрос, зачем это надо педагогу. 

Может, совет отца и дедушки, которые они дали вне зависимости друг от друга, покажется неправильным. Он из мужского мира. «Дай в нос. Это отрезвляет противника, больше к тебе не подойдут». Но этот совет сработал – сын, конечно, в нос не бил, но, получив поддержку отца и деда, начал давать активный отпор. Совет мамы Малышу из «Карлсона» – «любой спор можно решить словами» – не всегда работает в жизни, есть ситуации, в которых надо разговаривать на понятном оппоненту языке. 
В данной истории меня волновал мой сын, и было жалко тех мальчишек, которые, подчиняясь Грише, пошли по пути наименьшего сопротивления. А ведь могли дать ему отпор, и всё встало бы на свои места. 
Я сделала вдох и выдох с пониманием того – это жизнь! Таких ситуаций может быть огромное количество, важно научить ребёнка из такой ситуации выходить, решать её, а не решать за него, но быть рядом и помогать. Включаться в данный процесс, только когда ситуации патовые, когда ребёнку их разрешить не под силу. Слушайте своих детей, учите их справляться с возникающими проблемами самостоятельно, потому что вы не всегда будете с ними. А опыт, который они приобрели, ляжет бесценным грузом в их копилку.

комментарии

Надежда Степанова

семейный и детский психолог

Есть куча психологических теорий и есть дети, которые не всегда в эти теории укладываются. То, что хорошо одному ребёнку, может принести вред другому.

14 104